Где заканчивается карта: гидрограф рассказал об открытиях в Арктике

Белые суда гидрографов Северного флота ежегодно отправляются в высокие широты, чтобы собрать новые данные для корректуры морских карт: в последние годы в Арктике их усилиями были открыты больше десятка островов и других географических объектов, обнаружены затонувшие корабли и субмарины. Кроме того, их исследования дают материал для изучения тайны возникновения жизни на Земле и разрешения исторических загадок.
Начальник отдела гидрографической службы Северного флота капитан первого ранга Алексей Корнис рассказал о том, какие океанографические работы проводятся в Арктике сегодня и каких открытий ждать человечеству в будущем.

В Арктику на белом пароходе
Гидрографическая служба – старейшее подразделение Северного флота. С 1924 года долгое время походы в Арктику осуществляли специалисты Северной гидрографической экспедиции — правопреемницы легендарной “Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана под руководством Бориса Вилькицкого”. Однако в 2009-2011 годах в ходе преобразований структуры ВМФ она прекратила свое существование и была восстановлена лишь к концу 2015 года.
В Центральном арктическом бассейне, который изучают гидрографы Северного флота, ещё есть “белые пятна” и требующие уточнения некоторые измерения, сделанные несколько десятилетий назад, но в целом полученные данные на почти 88% акватории удовлетворяют потребностям тех, кто работает в этих районах. А вот Северный морской путь (СМП) — от Новой Земли до мыса Дежнева и Земли Франца-Иосифа — для гидрографической службы флота стал новым направлением исследований.

Активное исследование СМП флотские гидрографы начали с 2013 года. “Эти походы были связаны с изучением акваторий и территорий, с которых Россия в какой-то момент фактически ушла – когда-то здесь располагались воинские части, полярные станции и небольшие населённые пункты. Нужно было оценить возможности развития, в том числе инфраструктуры. Вопрос возвращения в Арктику стал актуальным. Поэтому как “арктические разведчики” мы пошли изучать забытое почти на 20 лет побережье”, — рассказывает Алексей Корнис.
“На вооружении” гидрографов три “белых парохода” — так в народе любят называть гидрографические суда из-за их белой окраски: “Визир”, “Сенеж” и “Горизонт”. Четвертое судно “Ромуальд Муклевич” находится в ремонте и по прогнозам должно вернуться в “гидрографический строй” в 2018 году. А вот количество специалистов за годы реформирования экспедиции значительно сократилось, и сегодня военные гидрографы, можно сказать, в дефиците. В последние годы флотские ученые сотрудничают с вузами, обучающими будущих Колумбов.

Неизведанные земли и исчезнувшие острова

В сознании обывателя процесс открытия новых земель неизменно окутан романтическим ореолом, связан с приключениями и внезапными находками. Сами гидрографы чаще всего не полагаются на случай. “Неожиданности случаются, но все же любое открытие должно быть подготовлено. Чтобы это сделать, мы изучаем большой объем материала. Производится анализ ретроспективных и текущих данных”, — говорит Корнис.
Казалось бы, в век современных технологий снимки со спутника могли бы заменить реальное присутствие человека в географических точках. И все же, утверждает военный гидрограф, их изображения бывают обманчивыми.

“Одно дело – увидеть из космоса, и совсем другое – посмотреть на месте. Как показывает практика, можно обнаружить “остров” со спутника или с самолёта, но фактически он окажется ледовым образованием, потому что сверху видно только пятно, а потому невозможно понять, какова его структурная долговечность”, — поясняет Алексей Викторович.

Так в 2016 году гидрографы на судне “Визир” обнаружили пропажу острова с красивым названием Перламутровый в районе Земли Франца-Иосифа, описанного учеными в 1950-х годах, в том числе с помощью аэрофотосъемки. Как предполагают современные специалисты, это был всего лишь большой отколовшийся айсберг, который оказался на мели.
И наоборот. Больше ста лет назад австрийская экспедиция открыла на Земле Франца-Иосифа остров, названный, вероятно, по имени астронома Йозефа Литтрова. Впоследствии советские гидрографы, обнаружив ледовую перемычку, соединявшую его с основной частью острова Галля, предположили, что эта часть суши – полуостров.
“Однако сейчас военный гидрограф преподаватель ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова Андрей Олегович Леонов, который проводит большую личную работу по исследованию арктических островов по спутниковым снимкам, обнаружил, что это все не полуостров, а остров, как и предполагали австрийцы. Последние космические снимки также выявили здесь наличие пролива”, — поясняет Корнис.

Открыть тайну происхождения жизни

Географические открытия современным исследователям щедро дарят отступающие ледники. Так, в 2015 году было сделано около 20 открытий, в 2016 году удалось обнаружить два острова и островок в районе ледника Розе. В 2017-м ледник Чаева обнажил рядом с ним безжизненный и скалистый участок суши. При этом сами исследователи вправе определить “на глазок”, что они открыли – остров или островок: четких критериев, обоснованной классификации не найти ни в одном документе.
По мнению Корниса, исследование территорий, где происходило отступление ледника, важно не только с географической точки зрения. “На мой взгляд, это необъятная тема для исследований, она позволяет смоделировать, как зарождалась жизнь. Если проследить с помощью современных технических средств, как появлялся культурный слой, я думаю, можно получить ответы на множество вопросов о зарождении жизни после того, как ушел ледник. К тому же, моделирование процессов разрушения ледников необходимо и для учёта навигационных рисков для мореплавателей”, — считает Корнис.

Он надеется, что эта тема заинтересует не только гляциологов. К ней уже обратились молодые исследователи – в частности, в 2016 году в ходе проектной работы по наблюдению за ледником Визе участники смены “Роскосмоса” в “Артеке” под руководством опытных наставников исследовали остров, открытый на севере архипелага Новая Земля. Призыв гидрографов Северного флота о совместном изучении Арктики, похоже, был услышан.
Многие свежие географические открытия еще требуют дополнительных исследований и уточнений – это задача на будущее. Например, гидрографам еще предстоит понаблюдать за поведением острова с условным наименованием Яя в архипелаге Новосибирских островов – он был впервые описан в 2014 году в ходе кругосветной экспедиции на океанографическом исследовательском судне “Адмирал Владимирский” после того, как информация о нем прошла в СМИ.
“Вроде бы остров небольшой – 38 тысяч квадратных метров, но он очень незначительной высоты, и надо проверять, является ли он действительно островом. Если это остров, то приращение территориальных вод оказывается достаточно серьезное, а это связано с вопросом экономической зоны РФ, и разбрасываться этими землями мы не имеем права”, — поясняет гидрограф.
По его словам, главная задача гидрографической службы – давать новые знания и инструменты для других: обнаруженная бухта может стать спасением для мореплавателей, а опытный глаз геолога на новых землях (а почему бы и нет?) может разглядеть кимберлитовую трубку.

Путешествие в прошлое

Одна из задач флотских гидрографов – поиск затонувших объектов. Исторические события в северных акваториях предоставляют богатый материал для таких исследований. В 2013 году после традиционных учений по поиску и оказанию помощи аварийной подводной лодки гидрографы отправились в район мыса Цып-Наволок, где по историческим документам возможные успешные атаки немецких подводных лодок в разное время произвели английский корвет “Bamboro Castle” (подлодка U-387) или советский эсминец “Карл Либкнехт” (в этом случае это была бы подлодка U-286).
“Судя по донесениям и послевоенному анализу, лодки действительно были потоплены, но фактически так нигде и не были обнаружены. До 2013 года там никто особенно не искал – в этом районе глубины больше 100 метров. Мы решили посмотреть и обнаружили субмарину, которая лежит на грунте”, — вспоминает Корнис.

Недалеко от этого района поисковые силы флота в последние годы обнаружили еще две немецкие лодки. Сопоставив факты, флотские специалисты заключили, что это немецкие U-286 и U-307, атакованные английскими противолодочными силами в конце войны. “Методом исключения, к сожалению для нас, мы пришли к выводу, что U-387 у Цып-Наволока потопили англичане”, — говорит Алексей Викторович.
Кроме того, в этом году военные гидрографы также подтвердили местонахождение двух погибших советских подводных лодок Д-3 “Красногвардеец” и К-2. Такие находки важны еще и потому, что сегодня все еще возможно вести поиски родственников военных моряков, погибших в годы войны.
Как отмечают гидрографы, без исторической проработки эта деятельность была бы неэффективна, и в этом большую поддержку в деле поиска затонувших подлодок современным исследователям морей оказывают известные российские историки Андрей Кузнецов и Мирослав Морозов.

По мнению Корниса, военная история может многому научить современных моряков. В частности, анализ того, как гибли в северных водах советские подводные лодки в годы войны, приводит современных специалистов к мысли о том, что действия противника зачастую недооценивались.

“Например, долго считалось, что немецкое минное заграждение “Бантос-А” было бесполезным. Якобы никто на нем не подорвался, никакого вреда оно не нанесло. Когда обнаружили К-2 и Д-3, пришлось признать, что немцы установили заграждение как раз на фарватерах, которые использовались нашими подлодками. Так вот наглядно и понимаешь, что врага нельзя недооценивать”, — поясняет Корнис.
Среди значимых результатов работы военных ученых – установление на дне моря недалеко от острова Кильдин точных координат американского транспорта “Томас Дональдсон”, затопленного в 1945 году немецкой подводной лодкой.
Под руководством командующего Северным флотом в ходе специальных учений поисково-спасательных сил из трюмов сухогруза военные специалисты уже три года извлекают грузы и тяжелую технику, такую, как например, танки “Шерман”, один из которых, доведённый до рабочего состояния, был недавно продемонстрирован в ходе военной коллегии министерства обороны президенту страны.

Память на географических картах
В планах военных гидрографов в 2018 году — исследование острова Яя, подробное изучение островов Земли Франца-Иосифа, Северной Земли. Если позволит ледовая обстановка, “белые пароходы” доберутся до островов Беннетта, Генриетта, Жанетта и Жохова.
Как будет называться новый остров, мыс или пролив — этот вопрос всегда возникает сразу после обнародования географического открытия. И хотя у современных первооткрывателей нет права самим присваивать имена своим находкам, они надеются, что к их предложениям прислушаются те, от кого это зависит.

“Мы стали поднимать исторические журналы, книги, труды гидрографов, которые работали в нашей структуре. Это, прежде всего, ветераны, которые участвовали в Великой Отечественной войне, люди, много сделавшие для развития гидрографии”, — поясняет Корнис.
В качестве примера он приводит одну из своих любимых историй – о гидрографе 20-го века Всеволоде Бухмейере и его предке. Первый известен тем, что построил огромные 40-метровые геодезические сигналы на мысе Меньшикова и острове Вайгач для наблюдений и передачи координат с Большой Земли через пролив Карские Ворота на Новую Землю.

“Оказалось, что его прадед – австрийский гражданин, который перешел на службу к царю и во время Крымской войны, когда англичане и французы зажали нашу армию на берегу Севастопольской бухты, — фактически спас её, построив наплавной мост, позволивший перейти всей армии с одной стороны на другую”. По мнению Корниса, талант прадеда-строителя передался гидрографу 20-го века.
Среди названий, которые могут получить новые географические объекты — имена адмирала Комарицына, преподавателей кафедры гидрографии Высшего военно-морского училища имени Фрунзе Коломийчука и Чернышева, известного гидрографа Сорокина, представителей Северной гидрографической экспедиции Афанасенкова, Буланова, Кузнецова, Мамонтова, Мороза и Осокина. Сейчас предложения уже согласованы Минобороны, Минприроды, Минтрансом, часть документов находится на рассмотрении в законодательном собрании Архангельской области.
Возможно, когда-нибудь на мировых картах появятся и имена современных военных гидрографов, которые так же, как и их предшественники, не гонятся за славой и наградами, а отправляются туда, “где закончилась карта”. Кто знает, может быть, именно им предстоит не только открывать новые земли, наносить на карты новые географические объекты и участвовать в разрешении геополитических споров, но и однажды приблизить разгадку тайны возникновения жизни на Земле.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here